Гендиректор «Рустави-2» Ника Гварамия: «Мы получили документы семь недель назад и после их проверки не осталось вопросов»

Гендиректор «Рустави-2» Ника Гварамия: «Мы получили документы семь недель назад и после их проверки не осталось вопросов»

Руководитель грузинского телеканала в интервью «КП в Украине» объяснил, почему он уверен, что письмо, написанное Петром Порошенко 3 февраля 2007 года в ФСБ РФ, является подлинным, а ответ администрации президента Украины его в этом только убедил.

Самое удивительное в истории с обнародованием документов, якобы написанных Петром Порошенко в 2007 году, то, что это сделала грузинская оппозиционная телекомпания. Не украинская и не российская. Даже не американская.

За комментарием о достоверности и происхождении этих документов, а также ответом на заявление администрации президента Украины, что эти письма не более чем «мошенничество на низком уровне, подготовленное российскими спецслужбами», «КП в Украине» обратилась к генеральному директору «Рустави-2» Нике Гварамия. Телеканала, который первым обнародовал эти документы.

— Добрый день, Ника, хотела расспросить вас о документах, которые на днях обнародовал «Рустави-2». Скажите, каким образом у вас появились эти письма? Вы уверены в надежности источника?

— Откуда документы? От иностранного источника. Конечно, я не буду его обнародовать. Источник не внутригрузинский и не украинский. И не российский, если быть точным до конца.

— Вы доверяете этому источнику?

— Доверять источнику полностью невозможно. Мы получили эти документы семь недель назад. Мы перепроверяли их довольно долго и решали — обнародовать или нет. Все-таки решили обнародовать. Так как после проверки у нас не осталось серьезных вопросов. То, что эту информацию называют фейковой насчет семьи сына Порошенко… Невестка — ахиллесова пята вашего президента. Он по поводу невестки выдает много неточной информации. Говорил, что она — киевлянка. А оказалось, что она из Санкт-Петербурга. И сейчас он тоже выдает неточную информацию, утверждая, что она познакомилась с его сыном только в 2011 году во Франции, и после этого вступили в брак. Это не так. Они знали друг друга до этого, по нашей информации из России, — просто мы не можем записывать официальное интервью на территории России по известным причинам… По нашим данным, их связь началась гораздо раньше. И этот визит Порошенко (в 2007-м)был в семью этой девушки.

Но главный вопрос: совпадает ли подпись. По нашим данным, почерк на документах абсолютно совпадает с почерком господина Порошенко на 95%. Это очень высокий процент для графологической экспертизы. Если кто-нибудь хочет это отрицать, надо отвечать именно графологическим путем. А не путем каких-то личностных данных, которые перепроверить практически невозможно. Пока этого никто не делал.

— И все-таки, по вашим данным, когда познакомились Юлия и Алексей? У вас есть эта информация?

— По нашим данным, они уехали во Францию учиться уже как пара. Но вам лучше это перепроверить. Мы не знаем точной даты их знакомства. Это не внутригрузинское дело, и речь идет не о нашем президенте. Но это можно спросить у вашего президента — куда и почему он с личным визитом ездил в 2007 году в Санкт-Петербург. Все источники говорят, что это был его чартер, личный визит, а не визит по бизнесу. Ездил к семье этой девушки или к какой-то другой — он пока не говорит.

Но главный аргумент (подлинности документов. – Ред.), еще раз повторю, это графологическая экспертиза.

— Можно уточнить, кто проводил графологическую экспертизу?

— Я не буду уточнять имя и фамилию. Этот графолог является госслужащим в Грузии. У нас других графологов нет.

А продолжение всей этой истории нас также убеждает, что мы правильно поступили, когда все это опубликовали. Потому что президенты, администрации президентов на фейки вообще не отвечают, это несерьезно. Тем более в воскресенье в полтретьего утра. Ведь не украинское телевидение распространило эту информацию. А где-то за тысячи километров грузинское маленькое телевидение. И в ответ такая реакция…

— Вы обращались в Администрацию президента Украины с просьбой прокомментировать эти документы, перед тем как их обнародовать?

— Нет, не обращались. Наших журналистов многих не пустили на вашу территорию, не знаю почему. Трех уже выдворили, а других не пускают на территорию Украины.

— В конце декабря вы заявили, что между украинской и грузинской сторонами существует тайный сговор (по словам Ники Гварамии от 12.12.2017, грузинская сторона требовала у Украины обмен Саакашвили за давление на Гию Караманишвили для уступки «Рустави-2». — Ред.). Как вы считаете, могут быть последствия после этой публикации со стороны властей?

— «Рустави-2» является самым большим и рейтинговым телеканалом Грузии, и удары со стороны правительства происходят фактически каждый день…

— Публикация писем Петра Порошенко не связана с этим «сговором»?

— Нет, конечно. Мы эти материалы имели до моего заявления.

— В 2015-м в интернете была запись, не знаю, подлинная она или нет, телефонного разговора, в котором якобы вы и Михаил Саакашвили обсуждали вопрос, как защитить «Рустави-2». Можете прокомментировать, была эта запись фейковой или настоящей?

— Запись была смонтирована.

— Вы поддерживаете сейчас контакты с Михаилом Саакашвили?

— Я поддерживаю контакты с Михаилом Саакашвили и знаю его близко. И не собираюсь отрекаться от него, несмотря ни на что.

— Если бы к вам попал компромат на Саакашвили, вы его опубликовали бы?

— Если будет компромат, что он (Саакашвили. — Ред.) фээсбэшник, мы это опубликуем. Потому что красная линия для нас — это российский интерес.

— Ваши дальнейшие действия относительно этих документов? Показали и забыли? 

— А что мы будем делать? Мы же не Украина.

— Приезжайте в Украину.

— Нас же не пускают. Нам отказывают очень часто.

— Как вы считаете, Михаилу Саакашвили лучше оставаться в Украине или вернуться в Грузию?

— Это уже не ко мне вопрос.

— Может, хотите что-то передать Михаилу Николозовичу через нашу газету, пожалуйста…

— Ничего передать не хочу (смеется). Что дальше делать с этими документами – это уже внутриукраинское дело. Если не будет широкомасштабного расследования и графологической экспертизы, значит, документы абсолютно точны. А дальше как поступит Украина — это уже не наше дело.

— Личный вопрос к вам как к человеку, который давно связан с масс-медиа. Как должна была отреагировать Администрация президента? Вы сказали, что вас удивила реакция Администрации президента Украины…

— Если эти документы неправда, самый точный ответ — это ответ с графологической точки зрения. Отвечать надо солидно, а не ответами, которые практически невозможно перепроверить. Их ответ только ужесточил нашу позицию против них. Теперь я точно уверен, что это почерк Порошенко.

Related posts