Касьянов: Я прекрасно знаю, какая у нас армия. Мой младший пришёл со срочки с инвалидностью, старший — совершенно разочаровался в контрактной службе, да я и сам много чего знаю…

Касьянов: Я прекрасно знаю, какая у нас армия. Мой младший пришёл со срочки с инвалидностью, старший — совершенно разочаровался в контрактной службе, да я и сам много чего знаю…

После трёх лет войны украинское общество уже обзывает ветеранов «психами», огульно записывает всех в новые титушки; армию называет «помойкой», и высокомерно рассуждает о том, что кто платит налоги, не должен воевать… Я, конечно, тоже обобщаю и утрирую — не всё общество такое; но социологи подтверждают мои слова — лишь немногие считают российскую агрессию считают бедой.

Война на Донбассе представляется некой далёкой, экспедиционной колониальной операцией, которая не имеет к тихой метрополии почти никакого отношения. Воюют там за деньги, или за контрабас те, кто неспособен зарабатывать в мирной жизни. Умные, «правильные» граждане платят налоги, и свой долг перед родиной считают исполненным сполна. А ещё правильные граждане истово верят в США, санкции, и бесконечное падение цен на нефть. Хотя нефть опять дорожает…

В королевстве кривых зеркал не может быть иначе. Если бы патриотический подъём 2014 года сохранился и упрочился, если бы мы строили армию не по совковому, а израильскому образцу, если бы общество было разумно милитаризовано, как и полагается в годы войны, сегодня всё было бы иначе. И армия была бы другой, и служить в армии было бы почётно (и обязательно), и самой войны, возможно, уже бы не было.

Я прекрасно знаю, какая у нас армия. Мой младший пришёл со срочки с инвалидностью, старший — совершенно разочаровался в контрактной службе, да я и сам много чего знаю… Но если мы не будем проектировать новую армию, насаждать воинственную идеологию, культ воина, защитника, то мы снова не выдержим очередной битвы многовековой войны с империей.

Не фантастическое ядерное оружие, не всемогущие санкции, не военная помощь Запада (а ее реально нет, и не будет) — ничто не поможет нам сохранить свою свободу, пока мы не станем воюющей нацией. Нацией, где полноправным гражданином может быть только человек с ружьём.

Related posts