ПО ГЛАВНОЙ ПЛОЩАДИ С ДЖИХАДОМ. ПОЧЕМУ СТОРОННИКАМ ИГИЛ ТАК ВОЛЬГОТНО В МОСКВЕ

ПО ГЛАВНОЙ ПЛОЩАДИ С ДЖИХАДОМ. ПОЧЕМУ СТОРОННИКАМ ИГИЛ ТАК ВОЛЬГОТНО В МОСКВЕ

Джихадисты хвастаются прогулками по Москве и угрожают терактами во время ЧМ-2018.

Сторонники Исламского государства устроили очередной флешмоб. Теперь в России: они фотографировались в Москве с символикой террористической группировки, а затем выкладывали в Telegram-чаты, которые привлекают экстремистов возможностью шифрования сообщений. Есть снимки Красной площади с храмом Василия Блаженного. Несмотря на пародийность источника — Twitter-аккаунт  в стилистике «Дождя», исламский экстремизм для россиян не является чем-то чуждым, далеким, заокеанским. За это могут сказать спасибо чеченским войнам, а в последние годы и интервенции в Сирию.

Россию уже не раз сравнивали с ИГ. Зачастую для наглядности — в качестве характеристики действий Кремля в отношении других государств. Но общая черта на самом деле есть: оба государства, и виртуально-православное, и виртуально-исламское, невероятные хвастуны и фантазеры. Равно как джихадисты берут ответственность за каждый взрыв петарды в странах Запада, так и россияне занимаются сочинительством собственных побед над международным терроризмом и хорроров где-то посередине между произведениями Стивена Кинга и «Пилой».

И это на самом деле работает. Будет глупо это отрицать, что ИГ, к примеру, удалось в достаточной мере запугать жителей европейских стран. Ну а о российских информационных проделках в Украине прекрасно осведомлены. С другой стороны, закономерно, что безудержное хвастовство имеет обратный эффект, когда фанфароны с Ближнего Востока все чаще видят в россиянах цели для возмездия. Таковыми, в частности, стали недавно казненные экстремистами наемники 39-летний Роман Заболотный и 38-летний Григорий Цуркану, ранее засветившиеся в Крыму и ОРДЛО.

Но в то же время статус главного борца с исламским терроризмом, который Кремль прицепил себе на орденоносную грудь рядом с медалью «За возвращение Крыма», не мешает другому выдающемуся достижению: РФ является главным поставщиком пушечного мяса для ИГ. Об этом свидетельствует доклад Beyond the Caliphate американской консалтинговой группы Soufan Center, опубликованный на прошлой неделе. В частности, православные ортодоксы из России обогнали даже родственных душ суннитского ИГ — ваххабитских саудовцев: 3417 против 3224 боевиков. Далее идут Иордания (3 тыс. человек), Тунис (2926 человек), Франция (1910 человек).

На этом фоне по меньшей мере занятными выглядят обвинения минобороны РФ в адрес Штатов о том, что их военные на базе Эт-Танфе (граница с Ираком) пропустили 300 боевиков на пикапах в Сирию. Как выразились в ведомстве Шойгу, окрестности базы стали «черной дырой», где джихадисты могут беспрепятственно действовать под носом у Вашингтона. Если игиловцы в районе временной базы США на самом деле действуют под носом, то как тогда охарактеризовать количество россиян в рядах группировки и ее символику на Красной площади? Не иначе как бревном в глазу.

Вышеупомянутый Soufan Center также предостерегает, что все эти наемники, получив «диплом джихадиста» и вернувшись домой, будут представлять серьезную угрозу. Впрочем, ничего нового в этой мысли нет, но приведенные цифры заслуживают внимания. Так, в общей сложности уже вернулись на родину 5600 боевиков, из которых в РФ — 400 (пока?). В Кремле сомневаются в достоверности данной информации, только беда в том, что еще 23 февраля этого года и сам Владимир Путин, разговаривая с офицерами Северного флота, публично заявил, что на стороне ИГ воюют около 4 тыс. россиян.

Стоит ожидать, что с успешным изгнанием джихадистов из Сирии, Ирака и Ливии на родину побежит куда больше народа. С другой стороны, дальнейшее триумфальное шествие (пусть и раздутое) россиян по Сирии повышает шанс, что теракты в РФ станут такими же частыми, как и в Европе. Осуществлять их есть кому и помимо волков-одиночек. Вспомнить хотя бы о том же «Имарате Кавказе».

Каждое «поражение» ИГ в Ближневосточном регионе провоцирует ответную волну призывов к волкам-одиночкам вершить джихад на территории стран-обидчиков. Сейчас как раз наблюдается очередная фаза такой активности. Из переписки экстремистов в Telegram британской киберразведке стало известно, что джихадисты не прочь атаковать членов королевской семьи. Даже хуже (и это в крайней степени возмутило британцев): ИГ намекает, что готово даже совершить покушение на четырехлетнего принца Джорджа — сына Уильяма и Кейт Миддлтон: соответствующее заявление сопровождалось публикацией фотографии ребенка рядом с его школой на юге Лондона.

Перепало и россиянам. На прошлой неделе появилось изображение с вооруженным боевиком ИГ на фоне официального логотипа Мундиаля-2018 и футбольного стадиона. Очевидный месседж, к чему нужно готовиться России. И если вдруг во время ЧМ по футболу произойдет трагедия, то пострадает не только культивируемый для внутреннего потребления имидж Кремля как главного борца с международным терроризмом, но также рейтинг и самолюбие лично Владимира Путина. Конечно, нельзя забывать о необычайной своевременности действий джихадистов в контексте их выгоды непосредственно для Москвы, включая теракты в Европе. Так что тут есть простор для конспирологии. А может, на самом деле джихадисты, как они обещали ранее, желают превратить Левант  в «кладбище для русских и американцев».

Потому для россиян выглядит логичным и дальше виртуализировать борьбу с ИГ не только ради сохранения нестабильности на Ближнем Востоке, но и для снижения угрозы на своей территории. Ведь телефон с черным флагом группировки в сердце Москвы легко может стать поясом шахида или ключами от угнанного грузовика. Если смотреть на ситуацию под таким углом, то информация о сокращении Москвой военного контингента в Сирии похожа на уступку. Как пишет «Коммерсант» со ссылкой на свои источники, российские власти решили вывести часть войск, что между тем в минобороны отрицают. Вероятнее всего, сокращению подвергнется российская смешанная авиагруппа.

В РФ накануне встречи по сирийскому конфликту в Астане заявили, что успешно освободили 95% территории Сирии от боевиков ИГ и, дескать, пора начинать политический процесс примирения. Вопрос в том, действительно ли вероятный вывод части войск обусловлен готовностью Москвы к завершающей стадии передела сфер влияния в Сирии. Дело вполне может быть и в исхудавшей казне, и в попытке увести тему сирийской кампании в тень накануне избирательной гонки, и — что вероятнее — в совокупности всех этих факторов.

Related posts