После ЧМ-2018 Путин займется Украиной – Кравчук

После ЧМ-2018 Путин займется Украиной – Кравчук

В ситуации, когда минский процесс не приносит результатов, следует не отказываться от него, а поступить иначе: существенно повысить уровень участников.

Вести переговоры и подписывать документы должны не те, кто получил на это государственные полномочия, а действующие должностные лица – не ниже министров иностранных дел.

Не исключено, что уже в скором времени Кремль будет вынужден признать: война на Донбассе не может продолжаться вечно. Поскольку ни Украина, ни Запад не допустят замораживания конфликта, Москве придется предпринимать какие-то шаги.

Разрешение недоразумений Украины с соседями – Польшей и Венгрией – следует оставить историкам. «Торговля» на уровне государств, а также попытки соседних стран выступать в роли учителей Украины – недопустимы.

— Когда будет решен вопрос о миротворческой миссии, это будет началом установления мира на Донбассе. Не через минский процесс, а через миротворческий процесс.

 Я хочу, чтобы мы поняли: не надо связывать одно с другим. Это совсем не означает, что нам нужно искать какие-то другие формы общения. Все видят и все говорят о том, что минский процесс нам необходим, его нельзя ликвидировать, но то, что он не действует – это точно. Подождите: не действует, но нужен?

— Нет. Я считаю, раз он не действует, то его надо наполнить другими силами. Например, там должно быть не 3 страны, а 12 стран. Это первое. Второе – там не должно быть представителей, которые не имеют государственных полномочий, а только государственные поручения. При всем уважении к Леониду Даниловичу (Кучме. – Ред.), он не является действующим президентом. Поэтому необходимо поднять уровень должностных лиц хотя бы до уровня министров иностранных дел.

В таком случае документы, которые будут там приниматься, приобретут силу международных и их можно будет ратифицировать. Сейчас не существует документа минского формата, который могла бы ратифицировать Верховная Рада Украины.

Кстати, когда парламент принимал закон об обеспечении суверенитета и территориальной целостности на Донбассе, как я его называю, в нем отсутствовала ссылка на минский процесс. Это означает, что минского процесса в главном вопросе – установлении мира на Донбассе,  так сказать, не существует.

Но нам не нужно инициировать его ликвидацию. Нам нужно инициировать его превращении в более сильную и авторитетную структуру, которая могла бы принимать решения, обязательные для выполнения сторонами.

— Через несколько дней состоятся очередные выборы президента России. Мы понимаем, что с сугубо электоральной точки зрения, с точки зрения уровня поддержки Владимира Путина, до выборов он не мог идти на радикальные уступки по Донбассу. Можно ли таких уступок ожидать после 18 марта?

— Я думаю, нет. Эту возможность можно рассматривать после Чемпионата мира по футболу. До Чемпионата Путин не будет начинать или расширять агрессивные действия. Это понятно: когда страна становится местом, куда съезжаются люди со всего мира, и она при этом ведет войну против другой страны, кто туда поедет?

Поэтому в Кремле скрывают эту войну и продолжают утверждать, что «ихтамнет».

Так что я считаю, что после Чемпионата по футболу перед Путиным станет вопрос: надо как-то с этим заканчивать. Украина не даст ему превратить Донбасс в замороженную точку. И мир не даст. Если так пойдет дальше, то санкции могут не просто расшириться, а приобрести более жесткий характер. Речь идет о финансовых санкциях. Например, запрет на участие России в международных расчетах посредством банковской международной системы. И такое возможно.

Это не может продолжаться вечно. Украина – центр Европы. Она не может оставаться тлеющей угрозой, которая в любой момент может превратиться в пламя. Этого не захочет, прежде всего, Украина, этого не захочет Европа, этого не захотят Соединенные Штаты Америки и другие большие страны мира.

Поэтому так или иначе перед Россией такой вопрос станет. Как его будет решать Путин – мне трудно предугадать. То, что он пугает мир какой-то ракетой, которая может вечно летать вокруг земли – у многих это уже вызывает иронию. Но ведь он пугает.

Поэтому, как он будет действовать дальше, пойдет ли он по пути разума и гуманизма или по пути КГБ, я не знаю. Мне трудно говорить об этом.

— В последнее время между Украиной и ее соседями – Польшей и Венгрией – возникают конфликты. Возможно, вы согласитесь со мной – они возникают на пустом месте. Как, по вашему мнению, будут развиваться события? Может ли пополниться список стран, с которыми у Украины напряженные отношения?

— Я думаю, на эти события нам следует смотреть более спокойно. Необходимо перевести эти конфликты или недоразумения в историческую плоскость. Этим должны заниматься историки. Политики на уровне президентов, глав правительств, министров не могут принимать участия в этих вопросах.

Так что она должна эту позицию занимать и не торговаться на уровне государств. На уровне государств не может быть торговли, на уровне государств должны существовать международные принципы, международные нормы права.

Никто не может вмешиваться в наши внутренние дела. Никто не может диктовать нам, кого называть героями, а кого – врагами, какие улицы переименовывать, какие памятники сносить или ставить. Подчеркиваю: это наше внутреннее дело.

Это попытка стать учителем Украины. Но мы не является учениками ни Польши, ни Венгрии, ни кого бы то ни было еще. Мы не первоклассники. Мы – независимое украинское государство, которому уже 26 лет. С великим народом, с великой историей. И мы должны проводить такую политику, которую считаем необходимой, руководствуясь стратегическими интересами украинского народа. Вот и все.

Related posts