ПРАВЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ. ПОЧЕМУ ТРИУМФАТОР ВЫБОРОВ В АВСТРИИ 31-ЛЕТНИЙ КУРЦ НЕМНОГОГО ДОБИЛСЯ

ПРАВЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ. ПОЧЕМУ ТРИУМФАТОР ВЫБОРОВ В АВСТРИИ 31-ЛЕТНИЙ КУРЦ НЕМНОГОГО ДОБИЛСЯ

Чтобы создать новую коалицию, победившей в Австрии Народной партии придется решить диллему: остаться с эсдеками и неприятно удивить свой электорат или создать альянс с ультраправыми и удивить уже Старую Европу.

Задолго до дня парламентских выборов в Австрии становилось все более очевидным, что широкая коалиция, в которой доминировали социал-демократы Кристиана Керна, вряд ли удержит власть. Причем эта перспектива мало зависела от личности самого Керна — молодого, но карьерного партийного аппаратчика, выходца из ядра местной левой тусовки. Результат, который продемонстрировали воскресные австрийские выборы, полностью укладывается в общий западноевропейский тренд, пишет ДС.

Свободонародники

С одной стороны, старые социалистические идеи все менее актуальны в странах, где они, по сути, воплощены, а традиционный рабочий класс все явственнее исчезает. Поколение послевоенного демографического бума вышло на пенсию и ничего, кроме судьбы собственных накоплений, в частности, их налогообложения, его давно не интересует. Что касается слоев с более низким уровнем образования, то их профессии исчезают с автоматизацией, а наплыв работников с востока ЕС (а также из сферы влияния ЕС) и миграционный кризис, генерируемый войнами на Ближнем Востоке и в Африке потенциально способны снизить уровень социальных выплат.

С другой стороны, партии традиционного правого и левого центра перестают удовлетворять запросам общества — они слишком забюрократизированы, их политические деятели перешли на птичий язык (иногда это «политическая корректность», иногда это «Eurospeak», на котором общаются чиновники ЕС). Наконец, это тупик практики создания широких центристских коалиций, от которых пострадали, главным образом, левые (в Нидерландах — лейбористы, в Германии и Австрии — эсдеки). В рамках таких коалиций различия между участниками стираются, но все лавры за успехи достаются старшему партнеру, а поражения делятся на двоих.

Казалось бы, в Австрии несколько другой случай — проиграла именно старшая партия, социал-демократы и это несмотря на процветающую экономику страны. Но, во-первых, эсдеки находились у власти более 10 лет (до Керна Австрию возглавляли Вернер Файманн и Альфред Гузенбауэр), и, видимо, просто приелись. А во-вторых, судя по результату, их и нельзя назвать проигравшими — по сравнению с выборами 2013 года они сохранили то же количество мест (52) и всего на одну десятую процента меньше голосов (26,7%). Иными словами, с формальной точки зрения эсдеки Кристиана Керна и не проиграли выборов — но они не смогли их выиграть.

Правда, в абсолютных цифрах, это, конечно, поражение — в 9-миллионной Австрии правоцентристские народники набрали почти на четверть миллиона больше голосов. Возглавляемая юным 31-летним Себастьяном Курцем Австрийская народная партия (АНП) получила на 10 мест больше (62) и вырвалась вперед на пять процентов (31,7%). Курц, министр иностранных дел в правительстве широкой коалиции народников и эсдеков (а также официально председательствующий в ОБСЕ, по известным причинам играющей в украинских делах столь важную роль), возглавил партию лишь в мае этого года. В то же время, проблема, похоже, складывается вовсе не с поменявшимися местами основными партиями (причем, следует сказать, что четыре года назад отрыв эсдеков от народников был минимален), а с политической силой, занявшей третье место.

Это ультраправая австрийская Партия свободы (АПС), будоражащая европейскую политическую жизнь с 1999 года, когда она впервые получила настолько крупный результат, что стала частью правительственной коалиции. Тогда подобный «финт», учитывая австрийскую историю 1930-1940-х гг., возмутил Европу, и Австрию окружили бойкотом (скорее, впрочем, моральным). Националисты относительно недолго продержались в правительстве, расколовшись на две политические силы, причем осколок («Альянс за будущее Австрии») возглавил сам бывший лидер Йорг Хайдер. В 2008 году «Альянс» занял 4-е место, получив всего лишь 7 мест, а Хайдер погиб в автомобильной аварии. Лишь недавно, потеряв последние места в краевых парламентах, «Альянс» фактически перестал существовать, в то время как Партия свободы под руководством Хайнца-Кристиана Штрахе только набирала мандаты.

С 2006 года ультраправые последовательно завоевывали 21, 34, 40 и вот, в минувшее воскресенье — 51 место (20,5%). Иными словами, лишь на один мандат меньше, чем правящие социал-демократы, уступая лишь 11-тью местами лидеру, народникам Себастьяна Курца. Вероятно, именно Штрахе можно считать главным бенефициаром выборов — ведь, для того, чтобы сформировать правительство в Австрии необходимо контролировать не менее 92 парламентских штыков. И если посмотреть на результат выборов в этой плоскости, то идеологически (или с точки зрения уважения к воле избирателя), народники Курца, противостоящего хиджабам и выступающего за немедленную депортацию иностранцев, которым отказано в предоставлении убежища, гораздо ближе к «свободовцам».

Ведь при Штрахе Партия свободы пережила серьезную внешнюю эволюцию — она до сих пор привлекательна для неонацистов, но ныне они составляют мизерный процент ее сторонников. Здесь, конечно, следует сделать то уточнение, что вульгарный неонацизм сегодня мало где и существует, кроме России и едва заметных на карте городков американского Юга (недавно так подставивших Дональда Трампа и его ныне экс-советника Стивена Бэннона).

Те же немецкие ультра, продолжая и расширяя свою деятельность под крылом толерантных законов ФРГ путем создания неправительственных организаций, учреждения СМИ, скупки туристических баз и сувенирных магазинов (в частности, это Клостер Весра в Тюрингии и Шнельрода в Саксонии, где бал правят местные «бэнноны») избегают ассоциаций с нацизмом. Это теперь все «альтернативные правые», опечаленные закатом европейской культуры под ударами туфель Маленького Мука и переживающие за права ЛБГТ на Ближнем Востоке. Это философы-евроскептики, пишущие книги и статьи, в которых звенит осторожная ностальгия по «бремени белого человека» не только для футбольных фанатов с кастетами, но и для банкиров с академиками. Поэтому сегодня о коалиции АНП и АПС говорят на полном серьезе, и более того, по аналогии со всеми такими же политико-партийными системами, тот же господин Штрахе вполне может занять должность министра иностранных дел, сменив Себастьяна Курца, который переедет в Бальхаусплатц, резиденцию канцлера.

Что соседи скажут

Правда, существуют и другие варианты. В нижнюю палату австрийского парламента прошли еще три политические силы. Это «зеленые» (24 места) — чей представитель Александр ван дер Беллен не так давно выиграл президентские выборы (со второй попытки, в «третьем туре», и тем не менее) и который имеет возможность влиять на процесс создания правительства путем изобретения разнообразных проволочек. Ван дер Беллен уже заявил, что ожидает проевропейского правительства, и, похоже, это выпад в сторону Штрахе, чьего партийного побратима Норберта Хофера «зеленый президент» и победил.

Еще в парламенте будет и осколок «зеленых» под руководством Петера Пильца, который создал свою партию просто потому, что «зеленые» не дали ему 4-е место в общенациональном списке. Этот обидчивый Пильц получил 8 мест в новом составе законодательного органа, и ему есть чем торговать. Наконец, либералы из партии «НЕОС» — «Новая Австрия и Либеральный Форум» под руководством Маттиаса Штрольца получили 10 мест, несколько улучшив свой прошлый результат, однако эта партия вышла из «народников»-правоцентристов.

Отсюда следует, что теоретически эсдеки могли бы сформировать вполне логичную коалицию с двумя зелеными партиями и либералами (94 мандата). По сути, это была бы трехпартийная коалиция, поскольку заметной разницы между двумя зелеными политическими силами не просматривается. Но с либералами будет сложнее — «политика углубления социального равенства», с которой эсдеки шли на выборы (и политика, которую проводил Керн), да и заигрывание с мусульманами в прошлом бизнесмена и защитника прав горожан Штрольца не слишком привлекает.

Представляется, что в Украине политики и минуты бы не сомневались (можно вспомнить, что нынешняя коалиция начиналась с союза двух центристских и двух популистских партий). Кроме того, будучи взрослым, австрийское общество с большим сомнением относится к подобной конъюнктурной политике — как ни крути, а победила-то АНП, и традиция формирования кабинетов другими партиями, нежели лидеры, нарушается крайне редко.

Да и в конце концов, Курц может сам создать альянс с либералами и зелеными. В первом случае это явно удобнее, чем стакнуться с Штрахе, каким бы респектабельным он сегодня ни казался.

Четвертый вариант коалиции — это все та же большая центристская коалиция, которая и сегодня правит Австриею, просто со смещением вправо и сменой фамилии канцлера с «Керн» на «Курц». Но тут есть одна загвоздка.

Одна из причин, по которым АНП выиграла выборы (а это полностью соответствует схеме тори времен Кэмерона в 2015 году и победе народников Марка Рютте в Нидерландах) — это осязаемое поправение риторики. Отразится ли она на реальной политической жизни — неизвестно. Так, если тот же Дональд Трамп в США в рамках своих возможностей только и делает, что крушит Америку времен Обамы, то политика кабинета Терезы Мэй в Великобритании в этом отношении выглядит противоречивой.

Вряд ли избиратель поймет альянс с либералами и зелеными, как и продолжение широкой коалиции (в таком случае можно было бы — совсем недавно такая же дилемма сложилась и на север от Австрии, в Германии — и дальше голосовать за эсдеков). Ясное дело, что долго торговаться не будет как раз Штрахе и АПС, но при этом, как отреагирует на такой альянс окружающая Европа, возможно, на фоне всего прочего теперь ей стало все равно? За 17 лет мир стал гораздо более опасным местом, и, может быть, евроскептики не так уж неправы?

Израильский Манафорт

Здесь надо принимать во внимание и эмоциональное состояние самого Курца, тем более, что в его возрасте это важный фактор — а оно связано с травлей, которую во время избирательной кампании развязали главные оппоненты (что и затуманивает на данный момент перспективу продолжения широкой коалиции). В этом кроется, кстати говоря, и другая причина перемены мест на австрийском политическом Олимпе — это скандал вокруг так называемого «дела Сильверстайна».

Таль Зильберштейн — это израильский политический консультант, выполнявший для правящих социал-демократов такие работы, как мониторинг СМИ, подготовка к дебатам, проведение опросов. Оказалось, прежде всего, что его команда использовала методы черного пиара против основных соперников социал-демократов. Себастьяна Курца, в частности, политтехнологи изображали антисемитом. Что в Австрии, да и учитывая то поколение, к которому принадлежит Курц, звучит диковато (в конце концов даже Хайнца-Кристиана Штрахе тяжеловато поймать на антисемитизме) — тема, можно сказать, табуированная.

Разумеется, когда это выяснилось, Зильберштейн был незамедлительно уволен. Но на этом проблемы эсдеков не закончились (вообще, зачем им понадобился «израильский Манафорт» не вполне ясно — по крайней мере, не было ясно сначала), потому что в августе этого года Зильберштейна и его партнера, миллиардера Бени Штайнмеца, а также других деятелей, задержали в Израиле по обвинению в отмывании денег.

Зильберштейн, в прошлом советник Эхуда Барака и Эхуда Ольмерта, обвиняется, кроме прочего, в подкупе должностных лиц в Гвинее, а также в махинациях с недвижимостью в Румынии на сумму в $160 млн. Нельзя исключать, что в будущем появятся и какие-нибудь вопросы подобного характера, связанные и с работой Зильберштейна в Австрии.

Удар оказался чувствительным, и за два месяца рейтинг эсдеков заметно упал. Удастся ли окончательно смыть это репутационное пятно с имиджа партии, если она войдет в новое австрийское правительство — учитывая, что прошлый канцлер Файманн тоже уходил при сомнительных обстоятельствах — неизвестно.

Курс на Вышеград

Эту историю, разумеется, исчерпывающе отработали ультраправые, давно обвиняющие левых либералов во всех европейских странах в связях с глобальным капиталом (нередко это закамуфлированный антисемитизм) и потворстве иммиграции, создав из этого новую конспирологию.

Так или иначе, наиболее вероятной является сегодня коалиция между АНП и АПС. То есть, между Себастьяном Курцем, который ставит себе в заслугу «закрытие балканского маршрута» для беженцев и открыто восхищается венгерским премьером Виктором Орбаном, и Хайнцем-Кристианом Штрахе, который нет-нет, но заговаривает о снятии санкций с России и близком союзе с вышеградскими странами — Польшей, Чехией, Венгрией и Словакией.

В правом движении уроженец Вены Себастьян Курц провел практически всю жизнь (кроме службы в армии), оставив ради политики даже учебу на юридическом факультете Венского университета. Он занимал влиятельные посты в Европейской народной партии, а на союзном уровне провел немало времени с немецким христианским демократом Элмаром Броком, с которым возглавлял те или иные сопредседательства.

С этой стороны, его приход к власти не может не радовать Киев (что и отразилось в поздравлении президента Порошенко). Также важно, что личная «фишка» Курца — это мусульмане, а не какое-либо примирение с Россией. Он даже лоббировал закон о некой сертифицированной версии Корана для австрийского мусульманского населения, а также запрет на финансирование мечетей и мусульманских организаций из-за рубежа, равно как и «импортных трактовок» Корана. Со скепсисом относится Курц и к турецкому президенту Эрдогану. В особенности — к его выросшему влиянию на турецкие меньшинства в европейских странах, что проявлялось в ходе руководства им австрийского МИД.

Поскольку роль Вены в украинских делах трудно переоценить, важно то, как, и с кем новый кабинет будет общаться в США. На почве подозрений в отношении «радикального ислама» Курц, разумеется, быстро найдет общий язык как с администрацией Дональда Трампа, так и с ним самим.

Но войдет ли в пакет таких отношений, к примеру, экстрадиция в США беглого украинского олигарха Дмитрия Фирташа, не первый год прилагающего значительные лоббистские усилия к тому, чтобы этого не произошло — пока сказать сложно. Учитывая насколько опасными могут оказаться откровения Фирташа для самого американского истеблишмента — например, в связи с внезапными обвинениями российского олигарха Олега Дерипаски против Пола Манафорта (очевидно, что Дерипаска таким образом пытается сам отмыться от проблем, которые создали ему связи с Манафортом).

Другое дело, что Вена, несомненно, будет усиливать «вышеградский блок» в ЕС (причем, таким образом, сдвинув баланс в этом блоке в пользу правых, уже находящихся при власти в Венгрии и Польше), где способна быть лидером, а также искать пути рационализации «российско-украинского вопроса». Тем более, что именно Австрия будет председательствовать в ЕС во второй половине следующего 2018 года.

Related posts