ПРИНЦ-ГЕНСЕК. НАСЛЕДНИК ПРЕСТОЛА САУДОВСКОЙ АРАВИИИ ЗАТЕВАЕТ ПОЧТИ ГОРБАЧЕВСКУЮ ПЕРЕСТРОЙКУ

ПРИНЦ-ГЕНСЕК. НАСЛЕДНИК ПРЕСТОЛА САУДОВСКОЙ АРАВИИИ ЗАТЕВАЕТ ПОЧТИ ГОРБАЧЕВСКУЮ ПЕРЕСТРОЙКУ

Ваххабитскую арабскую монархию ожидают серьезные потрясения.

Молодой — 32 года — кронпринц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман, который должен сменить отца на троне в следующем году, на инвестконференции в Эр-Рияде фактически объявил войну консервативному поколению, заявив о намерении подвинуть пуританскую модель суннитского ислама — ваххабизм. Модель, подпитывающую экстремистские группировки вроде «Аль-Каиды» и «Исламского государства». Мухаммед обещает вернуть монархию к прежнему состоянию — «страны умеренного ислама, открытой для всех религий и мира». По сути, это обещание Ренессанса — и как таковое содержит установку на модернизацию под личиной «возвращения к истокам». В общем, крон-принц объявил о подготовке революции сверху, пишет ДС.

Мухаммед совершил головокружительный скачок по карьерной лестнице, хотя нельзя сказать, что его политические решения были удачными. Однако под чутким руководством отца, еще со времен, когда Салман ибн Абдул-Азиз аль Сауд был губернатором Эр-Рияда, он все же получал необходимый для правления опыт. При этом, работая в экономическом госсекторе, выработал определенное видение глобального реформирования королевства. Свой курс он, не мудрствуя лукаво, так и назвал — «Видение-2030».

Фактическое правление Мухаммеда началось несколько лет назад, поскольку у его отца серьезные проблемы со здоровьем. К слову, именно крон-принц запустил военную кампанию в соседнем Йемене в ответ на поддержку Ираном мятежных хуситов и с целью вернуть президентство Абд Раббу Мансура Хади. Запланированная как молниеносная операция, операция захлебнулась и переросла в долгоиграющий конфликт, став головной болью для ООН. И именно Мухаммед инициировал блокаду Катара, наказывая таким образом Доху за флирт с Тегераном.

Как видно из этих примеров, с реализацией амбициозных планов Мухаммеду до сих пор  везло не очень. Но он обладает мощной аурой либерала-реформатора. Достаточно молодое население Саудовской Аравии его обожает. К тому же, надавать по ушам Ирану в их понимании — благое дело, а пара-тройка реформ в социальной сфере укрепляют саудовцев в вере, что кронпринц запустит новую эпоху. По ряду признаков монархия Аравийского полуострова и впрямь готовится к перестройке в духе Михаила Горбачева и Ко. На самом деле есть множество сходных черт или таких, которые станут таковыми в ближайшем будущем, если ничего не предпринять. По меньшей мере, потому, что религия и идеология — родственные понятия, определяющие развитие государства.

К примеру, приход к власти молодых политиков. Мухаммед ибн Салман на 25 лет младше предыдущего кронпринца, своего дядюшки Мухаммеда ибн Наифа. Можно ожидать, что в целом руководство страны станет прогрессивнее (и, вероятно, радикальнее — по крайней мере в том, что касается реформ). В конце концов, зачем молодому королю окружать себя брюзжащими консерваторами? Очевидно, будут чистки в пределах возможностей короля Саудовской Аравии и особенностей монархии.

Экономический рывок

Следующее сходство — стагнация в экономике. У саудовцев ее еще нет, но королевство было очень к ней близко, и может вновь приблизиться, если в корне не перестроит всю систему в тон современным тенденциям. Игры на понижение на нефтерынке три года назад отъели громадный кусок бюджета. Семье пришлось немного затянуть пояса, и в итоге сейчас дефицит сократился до примерно 19 миллиардов долларов. Все это заставило шевелиться молодое поколение, поскольку старое традиционно менее подвижно, ориентировано на сохранение статуса-кво, и надеется дожить свой век, ничего не меняя. Мухаммед ибн Салман уже давно и четко обозначил свою позицию — диверсификация энергоресурсов, то есть отказ от нефтяной зависимости в пользу альтернативной энергетики и других отраслей, которые находятся в зачаточном состоянии, либо вообще не развиты. Потому нужно в кратчайшие сроки и развить.

Диверсификация предполагает развитие не только «зеленой энергетики», но, к примеру, сферы IT-технологий, транспорта, туризма, усиление позиций частного бизнеса. Для сравнения: в курсе Горбачева речь шла о научно-техническом прогрессе и модернизации машиностроения; расширении прав и возможностей предприятий, активизации «человеческого фактора» (о религиозной открытости было выше, а о правах человека будет ниже).

Эр-Рияд уже предпринял беспрецедентный шаг — в следующем году он избавится от 5% акций национальной (а фактически — семейной) нефтяной компании Saudi Aramco. Плюс, Мухаммед — сторонник привлечения частных инвестиций в страну и в качестве притока средств в экономику, и в качестве частичного заменителя «социальной державы».

Своего рода новой Меккой, но технологически-туристического прогресса, станет город Ниом стоимостью 500 миллионов долларов, который возведут в 2022 году на границе с Египтом и Иорданией. Город на берегу Красного моря с его пляжами и сопутствующей массой развлечений должен превратить туризм в важную статью доходов королевства, столь долго игнорируемую Эр-Риядом на фоне достижений ОАЭ. Туристы оставляют в КСА около миллиарда долларов в год. Но деньги оседают, в основном, в отелях крупных городов и религиозных центров, а не на пляжах. И естественно, что завлечь иностранцев получится лишь ослаблением норм морали. Те же европейцы у себя запрещают купаться в одежде.

Долой старое

Тут подходим к такому пункту, как духовная закостенелость, которую пытались побороть во время перестройки. В королевстве была расформирована, наконец, полиция нравов, которая вмешивалась в личную жизнь людей. Сначала у нее забрали право задерживать и арестовывать тех, кто, по мнению ее сотрудников, нарушил нормы шариата. А после бывших уже полицейских трудоустроили в Министерство религиозных дел.

В то же время, начался прогресс в направлении эмансипации женщин. Пусть и косметического характера. В 2015 году женщин допустили до выборов и даже обеспечили победу двух десятков кандидаток на второстепенные должности — красивый жест, но все же несущий определенные перспективы для дальнейшей демократизации общества. А в прошлом месяце женщинам позволили водить автомобили. И на этом фоне очень символично то, что кронпринц на конференции перед аудиторией в зале отвечал на вопросы женщины с непокрытой головой — Марией Бартиромо (Fox Business Network). Мухаммед ибн Салман прекрасно понимает, что нынешние порядки не поспеют за намеченным экономическим рывком. Потому-то кронпринц их опрокидывает, чтобы в комфорте перестраивать государство и внешнюю политику.

Агрессивная внешняя политика

Именно такой подход продемонстрировал кронпринц на посту главы Минобороны и правительства. И он дает основания предполагать, что и в качестве монарха никаких послаблений Катару, а также улучшения диалога с Ираном не будет.

«Мы являемся основной целью иранского режима … Мы не будем ждать битвы в Саудовской Аравии. Вместо этого мы будем работать над тем, чтобы сражение произошло в Иране», — говорил как-то будущий монарх (вспоминается советская песня тридцатых годов «…и на вражьей земле мы врага разобьем малой кровью, могучим ударом…»). В Иране же не испытывают восторга по поводу прихода к власти Мухаммеда, назвав изменение престолонаследия «мягким переворотом», а реформаторов-саудовцев «идиотами».

Кронпринц твердо намерен вывести королевство в свет — то есть не только подчинить регион, но сделать Саудовскую Аравию более открытой миру державой с крепкой экономикой (что, очевидно, чревато трансформацией традиционной модели государства-корпорации). Сейчас для того есть все возможности. Например, Египет так и не отошел от «арабской весны» 2011 года и потерял роль лидера суннитского арабского мира. А трамплином для занятия вакантной должности и станет шиитский Иран, которые хочет «забрать основные святыни» Саудовской Аравии.

Что до ситуативного союзника Тегерана — России, то саудовцам и россиянам по пути в границах ОПЕК к снижению объемов продажи нефти. Обоим нужно повышение цен: Москве — нейтрализовать проблемы в экономике, держаться на плаву и финансировать внешнеполитические авантюры: Эр-Рияду — накопить ресурсы для масштабного перезапуска экономики в сторону, обратную сырьевой зависимости.

Потому Эр-Рияд заигрывает с Москвой. Пока. Хотя у самого кронпринца есть поводы для недовольства. Его визит в Москву и встреча с Путиным не были результативными. Тем более что вдобавок к требованию оставить в покое режим Башара Асада Москва заявила, что КСА и Ирану нужно мирным путем утрясти свои дела, хотя принц рассчитывал на давление РФ на Тегеран. Поэтому текущие договоренности между арабской монархией и кагэбэшно-православной диктатурой имеют временный характер. Ко всему прочему Эр-Рияд, и самого Мухаммеда связывают теплые отношения с нынешним президентом США Дональдом Трампом. Да, кронпринц, может быть, неопытен, но все же обладает инстинктом политического убийцы, а главное — стремлением встряхнуть страну.

Related posts