СЕКРЕТ АНГЕЛЫ. КАК НЕМКИ МОГУТ СПАСТИ ГЕРМАНИЮ ОТ ПЕНСИОННОГО КОЛЛАПСА

СЕКРЕТ АНГЕЛЫ. КАК НЕМКИ МОГУТ СПАСТИ ГЕРМАНИЮ ОТ ПЕНСИОННОГО КОЛЛАПСА

За три срока Меркель на посту канцлера выросло целое поколение, привыкшее к женщине на высшей государственной должности.

Детишки спрашивают родителей, могут ли мальчики быть канцлерами. Мужчины-оппоненты пытаются найти свое конкурентное преимущество. А ее невозмутимый совещательный стиль по-прежнему выгодно отличается от напористой прямолинейности предшественников.

Если есть рай на европейской земле, то это современная Германия. Недаром в 2016 г. иммигранты с Ближнего Востока и Сирии ринулись именно туда. Немецкие иммиграционные законы одни из наиболее либеральных, и по данным OECD, Германия — самая популярная страна для иммиграции после США. Ведь всякому хочется вкусить плоды экономической стабильности, приправленные демократическими ценностями.
Германия позиционирует себя как государство всеобщего благоденствия, чья основная задача состоит в защите всех граждан.

По индексу развития человеческого потенциала (HDI) ООН, среди 187 стран Германия стабильно увеличивает свой рейтинг и в 2015 г. поднялась на четвертое место — после Норвегии, Австралии и Швеции.

В 2014 г. Германия занимала первое место в сферах качества жизни и социальной справедливости в международном индексе национальных брендов от GfK, создаваемом на основании исследования 50 стран. За последний год восприятие немецких брендов несколько ухудшилось (-0,96 пункта). Это ставит ее на третье место по утрате брендовой репутации после Великобритании и (-1,31 пункта) и США ( -1,04 пункта). Но в такой компании даже репутацию терять не зазорно — все три страны действующие лидеры рейтинга доверия к брендам — США (1 место), Германия (2) и Великобритания (3).
В общем, даже за изъянами просвечивает знак über (или супер) качества.

Рецепт успеха

За благосостоянием стоит уникальная корпоративная традиция.  Немцы формальны. Они не только явятся на деловое совещание вовремя, но проведут его в соответствии с повесткой, даже если в это время на дворе начнется Армагеддон. В формальном общении используют профессиональные имена и титулы. Очень уважают дипломы. Немецкий босс будет смотреть на своего выбившегося из низов американского коллегу несколько снисходительно — ведь у того нет дипломов, за которые его стоит уважать.
Немцы серьезны. Предпочтут ясный и четкий бизнес-план и едва ли купятся на яркую идею. В их корпоративной модели важен регламент, и обязанности каждого участника четко распределены.

Немцы дотошны и прямолинейны. Не выпустят продукт, если не уверены в его качестве на все сто. Избегают рисков, соблюдают дедлайны. Если немецкий бизнес партнер что-то обещает, он это выполнит. И он имеет в виду то, что говорит, — в буквальном смысле. Если сказал, что подумает, то в самом деле сядет и будет думать. Немцы предпочтут показаться грубыми, нежели создать ситуацию, которую можно интерпретировать двояко.

Еще немцы верные. Своей компании, культуре, стране, традициям. Это ключевые качества, подробную информацию по которым можно в изобилии найти в сети. Но есть и другие аспекты, не столь широко афишируемые.

К примеру, в гордящейся социальным равенством стране, где уже три срока правит женщина, корпоративная культура носит ярко выраженный патриархальный характер.

Всего в Германии 160 компаний открытого типа. 93% членов исполнительных советов в них составляют мужчины. Более 65% компаний вообще не имеют женщин в своих исполнительных советах. «На самом деле в немецких компаниях открытого типа больше гендиректоров по имени Томас (семь), чем гендиректоров-женщин (три)», — подсчитала The New York Times на основании данных, предоставленных фондом AllBrigt. По закону этот тип компаний обязан публично указывать количество женщин, которое планирует нанять на руководящие должности. Нужно отдать немцам должное, они честны — большинство предприятий в этой графе пишут: «0%».

В знаменитом немецком Mittelsland, малом и среднем бизнесе, ситуация еще более плачевная — женщины на руководящих позициях составляют всего 4% для компаний открытого типа. Зарплата немок на 21% ниже зарплаты соотечественников мужского пола — в значительной степени оттого, что они не поднимаются по карьерной лестнице. В среднем по Европе разница в зарплатах между мужчинами и женщинами составляет 16%.
Такое положение дел вызывает закономерный вопрос: в самом ли деле немецкий слабый пол не обладает перечисленными выше качествами и лидерским талантом, или традиционализм несколько глубже, чем того хотелось бы признать самим немцам?

Сказка о фройляйн

В этом вопросе без истории не обойтись, ведь корни немецкой über-матери крепко проросли в фольклор. В нацистской Германии многодетных женщин награждали медалями. После разделения в ГДР стали появляться бесплатные садики, а ФРГ, возможно, из чувства противоречия, пошла по прямо противоположному пути, возродив максиму XIX в. — Kinder, Küche, Kirche (дети, кухня, церковь), определившую место женщины на долгие годы. До 1977 г., чтобы устроится на работу, западные немки должны были получить разрешение от мужа. К тому времени по другую сторону стены молодые матери имели оплачиваемый годичный декретный отпуск и сокращенный рабочий день.
Когда Берлинская стена пала, разница в участии женщин в рынке труда между Восточной и Западной Германией составила 35%: в ГДР — 90% и в ФРГ — 55% трудоспособного населения женского пола работали.

На сегодняшний день в рынке труда участвует 70% трудоспособных немецких женщин. И только 12% матерей с детьми до трех лет работают на полную ставку. Виной тому не только потолок, не позволяющий немкам достичь потенциала в бизнесе, но и по сей день существующий остракизм. «Общество не уважает работающих женщин», — говорит Анжелика Хубер-Штрассер, управляющий партнер компании KPMG Germany и мать троих детей. «Нас называют матери-вороны в честь черной птицы, которая якобы выталкивает своих птенцов из гнезда». Это также предрассудок — вороны этого не делают.

Не удалось избежать клейма и бездетным женщинам. Их называют «холодными». Закономерно, что сама Ангела — выходец из Восточной Германии и не имеет детей.

Точно так же не стоит удивляться таким казусам, как высказывание Генриетты Рэккер, мэра города Кельн, возложившей вину за массовые нападениях во время новогодних празднеств 2015-2016 гг. на самих потерпевших, которые, по ее мнению, «недостаточно бдительно соблюдали дистанцию с незнакомцами».

Ползучая революция

Обвинить Ангелу в склонности к кардинальным переменам и, тем более, феминизме невозможно. Она слишком осторожно относится к общественному мнению, чтобы привлекать излишнее внимание к гендерной проблеме. Но канцлер ведет свою игру, что не прошло незамеченным среди традиционалистов: даже в партии самой Меркель существуют оппоненты, обвиняющие лидера Германии едва ли не в «коммунизме».
Так, Биргит Келле, член Христианской демократической партии, утверждает, что страна идет по пути создания «ГДР 2.0». «Раньше я была в основе партии, — говорит Келле, — теперь меня выталкивают в правое крыло». Некоторые ее бывшие коллеги по партии и вовсе дезертировали, перейдя в крайне правую «Альтернативу для Германии».
Праведный гнев вызван тем, что под руководством Ангелы Меркель в Германии происходят «страшные вещи».

Появились садики для детей до трех лет. В школах продлевается рабочее время. Раньше они закрывались в середине дня — из расчета, что дома каждого ребенка ждет неработающая мать, готовая накормить обедом и отвести в церковь. Внедрен оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, который подталкивает отцов провести с чадом минимум два месяца.
Недавно правительство обязало компании по мере выбывания членов советов директоров, кроме исполнительных, замещать их женщинами, пока доля последних не составит минимум 30%.

Лавина пенсионеров

Вопреки всем обвинениям, Меркель — дальновидный и практичный политик. В конечном итоге Германия — самая быстро стареющая нация в Европе. На протяжении полувека немецкое гендерное «ККК», определившее место женщины на кухне, не решило проблему. Декада за декадой вынужденные носить клеймо вороны или навсегда отказаться от финансовой независимости немки рожали не так бодро, как было заявлено в лозунгах. Восполнение рабочей силы за счет иммигрантов также затруднительно.

Германия стремительно стареет, к пенсионному возрасту приближаются поколения немцев, рожденных после войны. При этом высокое качество немецкой медицины гарантирует долгую жизнь немецкому пенсионеру. С одной стороны, этим нельзя не восхищаться, но с другой —  чревато шоком для экономики.  Страна готовится достойно встретить вызов. Год за годом удерживая положительный баланс по текущим счетам, Германия копит деньги.

С 2012-го пенсионный возраст ежегодно повышается на один месяц. В 2023 г. он составит 66 лет и далее будет повышаться по два месяца в год вплоть до 2029 г., когда достигнет 67 лет.

Это задержит выбывание граждан из рынка труда, но ввиду масштабности проблемы не может быть эффективным долгосрочным решением.

В Германии есть резерв — молодые девушки, выросшие в эпоху канцлера Меркель, готовые совмещать семью с карьерой. Им не нужны особые условия, они настроены бороться за свое место в мире немецкого качества и могут стать частью общего решения.

А пока амбициозные талантливые немки делают карьеру в зарубежных компаниях. И молодое поколение решает, последовать ли их примеру или попробовать пробить стеклянный потолок в компаниях родины.

Может ли Германия позволить себе терять потенциальных участников рынка труда и станет ли она слабее, если немки займут свою долю руководящих должностей в бизнесе? Три срока страной управляет женщина — наверное, это лучший ответ на вопрос.

Related posts