ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИЧЕРНОМОРЬЯ. ПОЧЕМУ ТУРЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТ ЗАИГРЫВАТЬ С ПУТИНЫМ

ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИЧЕРНОМОРЬЯ. ПОЧЕМУ ТУРЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТ ЗАИГРЫВАТЬ С ПУТИНЫМ

Отношение Анкары к украинскому кризису диктуется исключительно прагматическими соображениями. Никакой лирики, только вопрос выгоды.

Российская агрессия против Украины не только обрушила существовавшую до сих пор систему международной безопасности. Одним из ее последствий стало нарушение существовавшего баланса сил на Черном море. Кроме того, она существенно повлияла и на отношения Украины со странами Черноморского региона: Молдовой, Румынией, Болгарией, Турцией и Грузией. Где-то, как, например, в отношениях Киева и Бухареста, произошел радикальный поворот, где-то, хоть без него и обошлось, акценты начали расставляться несколько иначе. В любом случае, Причерноморье уже никогда не будет таким как прежде. Статья о Турции продолжает цикл публикаций, посвященных трансформации региона, пишет ДС.

Вне зависимости от смены президентов и правительств в Украине Турция рассматривалась в качестве стратегического партнера в черноморском регионе. И это связано было не только с тем, что она является одним из ведущих торгово-экономических партнеров. Большинство проектов, связанных с усилением энергетической независимости Украины, да и Европейского Союза, было завязано на Турцию.

Именно через турецкую территорию должен был пройти несостоявшийся газопровод Nabucco. Через нее же предполагается тянуть и «Турецкий поток» для российского газа. Кстати, этот газ поступает в Турцию через территорию Украины (через ГИС «Орловка» на границе с Румынией). Когда команда Януковича задумала строить LNG-терминал на Черном море, то одной из ключевых проблем было получение разрешения турецкой стороны на прохождение танкеров-газовозов через Босфор и Дарданеллы. Не обходилось и без раскручивания «турецкой угрозы», хоть и в более скромных масштабах, чем румынской.

С началом российской агрессии значение Турции для Украины только возросло. На вопрос «Чей Крым?» в Анкаре отвечают однозначно: Турция поддержала резолюцию ООН от 16 ноября 2016 г. относительно территориальной целостности Украины. Но это не привело к санкциям против России, не мешает турецким кораблям заходить в Крым, а турецким бизнесменам вести там дела.

Отношение Анкары к украинскому кризису диктуется исключительно прагматическими соображениями. Никакой лирики, только вопрос выгоды. Как член НАТО Турция принимает участие во всех мероприятиях Альянса на Черном море. И тем не менее время пребывания, классность и общая тоннажность кораблей НАТО, которые могут находиться в Черном море, ограничена Конвенцией Монтре. Пересматривать которую Анкара не намерена.

Поэтому по крайней мере было несколько наивно ожидать, что ухудшение российско-турецких отношений приведет к резкому повороту в сторону Украины. Сближение Киева и Анкары оказалось временным и ситуативным. Тем не менее оно принесло очевидную пользу. Турция передала Вооруженным Силам Украины пять мобильных полевых госпиталей.

Если IV заседание Стратегического совета с участием двух президентов в марте 2015 г. выглядело пусть и результативным, но все-таки ординарным мероприятием, то V заседание этого совета, состоявшееся в марте 2016 г. ходе визита Петра Порошенко в Турцию, выглядело как прорыв.

Был подписан ряд важных документов о сотрудничестве в сфере безопасности, в том числе Декларация об углублении стратегического партнерства между Украиной и Турецкой Республикой. В ней даже говорилось о намерении сторон «предпринимать общие усилия с целью расширения сотрудничества двух стран в сфере поставок газа, в особенности путем использования газотранспортной инфраструктуры Украины, а также разработать проекты общего участия в проектах поставок природного газа из Каспийского бассейна в Европу».

Возобновились и переговоры о создании Зоны свободной торговли между двумя странами. Однако пока компромисса достигнуть не удалось. Предлагаемый Турцией вариант не устраивает украинскую сторону, поскольку не охватывает сельскохозяйственную отрасль.

Но уже в июне 2016 г. Реджеп Тайип Эрдоган направил Владимиру Путину письмо с извинениями за сбитый российский самолет, что послужило толчком к российско-турецкому диалогу. 10 октября 2016 г. было заключено межправительственное соглашение о прокладке двух ниток газопровода «Турецкий поток» мощностью 15,75 млрд куб м в год каждая (суммарная мощность 31,5 млрд куб м) с возможностью расширения до четырех ниток на емкость 63 млрд куб м. Потенциальные убытки Украины, вызванные строительством «Турецкого потока» — уменьшение объемов транзита минимум на 16 млрд кубометров.

Окончательно все точки расставила сочинская встреча Эрдогана и Путина в мае нынешнего года, после которой было заявлено об отмене всех экономических санкций и возврате к полноценному сотрудничеству, в том числе и в строительстве газопровода «Турецкий поток».

Именно этот газопровод и остается камнем преткновения в украинско-турецких отношениях. Повлиять на процесс строительства Украина не может. Разве что надеяться, что произойдет очередной инцидент с очередным российским самолетом. Срок окончания строительства двух веток — декабрь 2019 г. Вопрос в том, удастся ли Западу найти альтернативу «Турецкому потоку». Украине, может, легче и не станет, но для России, зависящей от экспорта энергоносителей, это будет серьезным ударом.

Однако сближение с Россией вовсе не означает, что Турция свернет сотрудничество с Украиной. Так, в мае нынешнего года появилась информация о том, что Госконцерн «Укроборонпром», турецкая компания Havelsan и венчурное предприятие Saq Arabian Taqnia будут вместе создавать самолет для морского наблюдения и патрулирования.

В любом случае история с развитием украинско-турецких отношений весьма поучительна. Турция показывает пример прагматизма, которого зачастую недостает Украине.

Related posts