«Умоляю вернуть мне сына». На что надеются матери пленных бойцов, круглосуточно дежуря под Радой

«Умоляю вернуть мне сына». На что надеются матери пленных бойцов, круглосуточно дежуря под Радой

Три дня и три ночи перед Верховной Радой стоят, говорят и спят два десятка женщин. Вчера они оказались под грозой, которая перепугала весь Киев. Но даже град не прогнал их из-под забора парламента, куда их привела надежда заставить власти помочь их детям.

Любовь Морозова в отличие от других матерей, в подробностях знает, как ее сын попал в плен. Слушая ее историю, невольно задумываешься, что хуже: пребывать в неведении или знать такое.

Во время сильного дождя с градом родственники пленных не прервали акцию под ВР. 

«Саша попал в плен 4 февраля 2015 года. Две машины отправили на задание из Константиновки в аэропорт. Начался обстрел, одна машина пострадала. Надо было занимать оборону. Его контузило. Парни отбивались и уехали – думали, он убит. Как пришел в себя, понял, что остался сам. Начал добираться в свою часть. Сутки провел под машинами, не дошел к нашим, хотел жить – попросился к местным, один согласился его забрать. Он у него провел почти две недели. Связывался со своим командиром: сказали, что скоро за ним придут. Но никто не пришел. Он попросил местного, чтобы тот вывел его к нашим. Пошли к мосту, чтобы по железной дороге пройти. Их поймали. Стреляли. Говорит, или стрелок был плохой или просто не хотели убить. Полтора месяца пытали в каком-то гараже. Спрашивали, любит ли Украину. Поломали три ребра. Пока был у местных жителей, мы с ним могли связаться. А 23 марта он нам позвонил и сказал: «Я в плену», – рассказывает Люба.

«Нам позвонили знакомые, сказали, есть в YouTube ролик с Сашей. Показывают много пленных в подвале СБУ, доходят к нему, он говорит: «Сумская область, город Ромны. Фамилию свою не назвал», пишет Страна.

Сын Любы на кадре из бывшей тюрьмы СБУ в Донецке. Фото: YouTube/Анатолий Шарий

А совсем недавно Люба увидела сына в передаче на российском телевидении. Она называет точную минуту ролика на YouTube, где можно увидеть Сашу.

«Вот он, в оранжевой кофте», – говорит Люба дрожащими губами.

В парне со впалыми щеками и потухшими глазами я не сразу узнаю улыбчивого Александра с фотографии. В плену он находится два с половиной года.

Мать Александра Морозова Ольга рассказывает о том, как сын попал в плен. 

Здесь у каждого – своя история. Мария вышла замуж за Валентина Богдана в августе прошлого года. В сентябре он ушел на войну. С тех пор мужа не видела и не слышала: говорит, с пленниками «ЛНР» связи нет. Людмила ждет сына уже 955 дней.

«Два часа прогулка –  ну как прогулка, под сеткой; два часа телевизор. Показывают два канала: 1+1 и 5 канал», – рассказывает Люда.

К группе родственников подходит депутат Надежда Савченко.

«Геращенко выйдет чуть позже, а Парубий не выйдет – очень много работы», – докладывает матерям и, завидев, камеру, убегает.

«Такой занятой, страшно! Это же не их дети. Мы можем тут стоять, у нас дел нет. А ему тяжело выйти поговорить с мамами», – возмущаются женщины.

Савченко вышла к матерям украинских пленных. Фото: «Страна»

Родственники военнопленных уже дневали и ночевали под Администрацией президента. В конце концов их пригласили на Банковую. Петр Порошенко заверил, что скоро замершие обмены сдвинутся с мертвой точки. С тех пор прошел год.

«Сейчас как раз переговоры в Минске, пребывание президента в Штатах. Поэтому родные, родители пленных собрались под Верховной Радой, чтобы привлечь внимание к тому факту, что в течение года еще ни одного обмена не было. Только обещания. Их родные находятся в плену кто два года, кто уже три. Им нечего терять. Обычные киеляне, волонтеры приходили, приносили теплые вещи, еду, потому что вчера погода была такая плохая. Люди приходили, а народные депутаты не очень спешат помочь», – рассказала «Стране» помощник нардепа Надежды Савченко Татьяна Проторченко.

Впрочем, некоторые парламентарии к матерям пленных все же вышли.

«Подходили Семенченко, Соболев, Мельничук, Лапин, Шухевич. Помощник Шухевича записал контакты, они хотят писать концепцию законопроекта о статусе пленных. Мой муж три года в плену, а они называют его задержанным. Ну и Савченко, конечно, по четыре-пять раз за день подходит», – говорит Наталья Герасименко.

Последний обмен состоялся в декабре прошлого года. Тогда из плена сепаратистов были освобождены судья Анжелика Преснякова и журналист Ольга Сворак. На провластных ресурсах их тут же окрестили сепаратистками и внедренной агентурой. Вероятно, такие обвинения появились, потому что они были освобождены в рамках прямого взаимодействия Савченко и «ДНР», которая выходила за рамки минского формата.

Вскоре после этого официальные представители гуманитарной подгруппы в Минске заявили о жесте доброй воли и передали сепаратистам 15 задержанных.

Неделю назад в СБУ заявили о предотвращении акции, как утверждают в спецслужбе, «фейковых матерей военнопленных».

«Российские спецслужбы запланировали проведение фейковых акции протеста от имени так называемого «Собрания матерей участников АТО». Псевдомероприятие инициировали и профинансировали подконтрольные спецслужбам РФ лица, скрывающихся от украинского правосудия на территории России», — говорится в сообщении силовиков.

На акцию настоящих матерей во власти пока не отреагировал никто.

Related posts