Волонтер: Я хочу знать, какую страну мы строим. Куда идём. Для чего нам всё это?.. Ведь мы уже почти вошли в Европу, и нам дали безвиз, но жизнь простых украинцев не стала от этого лучше. И воровать меньше не стали…

Волонтер: Я хочу знать, какую страну мы строим. Куда идём. Для чего нам всё это?.. Ведь мы уже почти вошли в Европу, и нам дали безвиз, но жизнь простых украинцев не стала от этого лучше. И воровать меньше не стали…

Сообщают, что возле Рады поставили уже 60 палаток, и что там находится около тысячи человек. Тысяча — это много. В первую ночь Майдана, после неподписания Ассоциации, нас было пару сотен. После избиения студентов на Михайловской дежурило всю ночь человек пятьсот. Было очень холодно и страшно, потому что смять нас тогда не составляло никакого труда. Но с рассветом 1 декабря приехали первые автобусы, и вышел грандиозный Майдан. После которого была первая ночь растерянности и разочарования — ночующих было катастрофически мало, хлипенькие баррикады из скамеек никак не могли защитить от «Беркута», только что продемонстрировавшего свою звериную жестокость на Банковой.
Тысяча — это много. И тысяча — это мало. Запаковать эту тысячу нетрудно, и от палаточного городка к утру не останется следа — коммунальщики уберут мусор, и смоют кровь с мостовой. Если только не проснётся Киев, как 10 декабря 2013 года. Или когда мы — «Автомайдан» заблокировали беркутов в Святошинском РОВД — не помню уже какого числа, но было весело. Потому что киевляне поднялись, приехали, пришли, и стали рядом. Потому что у всех была одна цель — не ассоциация, не безвиз, не Европе в конце-концов… Мы говорили Яныку — прощай! Потому что нас достало.
В этот раз я не был на митинге, и ночую дома. Потому что цели организаторов мне непонятны, а личности самих организаторов — сомнительны. Ручные националисты, карманные вожди, вышедшие в тираж вечные демократы, и всегда молодые антикоррупционеры, парламентские драчуны, аферисты и авантюристы… И лозунг дурацкий — «политическая реформа». И цели смешные — депутатская неприкосновенность, антикоррупционный суд, что-то там ещё…
Неинтересно. Мало. Глупо. Когда-то в разгар Майдана, уже когда горела Груша, Лещенко с Соболевым предлагали разойтись в обмен на какие-то косметические «реформы», нелепые компромиссы с рыгами, и что-то там ещё… Так и сейчас. Майдан, видите ли, им не нужен.
Нет. Мне не нужна депутатская неприкосновенность, если неприкосновенность остаётся у президента. Мне не нужен новый закон о выборах, когда почти все СМИ находятся в руках у олигархов, а админресурс и финансы — у правящей плутократии. Мало одного антикоррупционного суда, потому что коррупционеров у нас десятки тысяч. Судьи должны избираться напрямую, так же как и прокуроры, и шерифы.
Я хочу знать, какую страну мы строим. Куда идём. Для чего нам всё это?.. Ведь мы уже почти вошли в Европу, и нам дали безвиз, но жизнь простых украинцев не стала от этого лучше. И воровать меньше не стали…
И главное — я хочу знать, как и когда вы собираетесь заканчивать войну. Победой или поражением?.. Когда будут наказаны «герои» иловайской катастрофы, «победители» дебальцевского окружения, виновные в пожарах на артиллерийских складах?.. Я хочу, чтобы Порошенко уволил Муженко. И чтобы ушёл сам, пока ещё есть время мирно уйти.
За это я готов стоять на Майдане.

Related posts